Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Аналитика

Ускорители рака: скандал с поставкой оборудования в вологодский онкодиспансер выходит на новый уровень 

Ускорители рака: скандал с поставкой оборудования в вологодский онкодиспансер выходит на новый уровень 
Фото avatars.mds.yandex.net
Из-за халатности медицинских чиновников регион рискует сотнями миллионов рублей, а больные вологжане - жизнью.

Ни для кого не секрет, что ситуация с медициной в Вологодской области оставляет желать лучшего. Однако нехватка врачей, мест, очереди на лечение и прочее — это лишь внешние следствия более глубоких проблем регионального здравоохранения. Проблем, порожденных не всегда понятной работой чиновников от медицины и странными финансовыми течениями внутри этой сферы.

В серии статей расскажем о массе проблем в онкологии, причинах нехватки жизненно важных лекарств, а также о том, почему широко рекламируемая диспансеризация все чаще оказывается обычным формализмом.

Первый материал будет посвящен уже знакомой многим вологжанам истории с закупкой линейных ускорителей для лучевой терапии онкобольных. Истории, которая, похоже, еще долго не закончится.

***

К тому, что самыми распространенными причинами смерти в России являются болезни системы кровообращения все уже привыкли. «Сердечников» у нас действительно много. Однако количество смертей от сердечно-сосудистых заболеваний хоть и медленно, но все же снижается.

Совсем иную картину демонстрирует онкология. Согласно данным от Вологдастата, смертность от новообразований в регионе занимает второе место. Только за 9 месяцев этого года в Вологодской области умерло уже 1839 онкобольных. Но самое страшное, что эти цифры не убывают, а растут — и причем не первый год. Так, если в 2007 году количество умерших на 100 тысяч населения составляло 203 человека, то в 2018 — уже 215 человек. Однако самый мощный скачок случился сейчас. Только за 9 месяцев 2019 года количество раковых смертей составило уже 237 случаев на 100 тысяч населения! Стоит ли говорить, что это превышает любые областные и федеральные показатели по смертности от рака (197,8 и 192,8 случаев на 100 тысяч соответственно)?

Неудивительно, что в конце прошлого года Вологодская область заняла первое место в СЗФО по смертности от онкозаболеваний. «Достижение» усугубляется еще тем, что Северо-Запад сам входит в число округов с наиболее неблагоприятной ситуацией в онкологии.

Каковы могут быть причины такого резкого прироста? Глупо винить во всем экологию — портить ее у нас могут только череповецкие предприятия, но они дымят уже не первое десятилетие. Вдобавок, судя по статистике, чаще всего умирают от рака вовсе не в Череповце, а в Тарногском, Харовском, Устюженском и Белозерском районах. Образ жизни тоже вряд ли может быть такой бедой — количество курящих вологжан с 2004 года снизилось почти вдвое.

По словам самих медиков, главными причинами роста смертности от рака в регионе являются нехватка оборудования и кадров. Иными словами, больницам катастрофически недостает врачей, а врачам — техники для диагностики и лечения онкозаболеваний. Имеющееся оборудование давно уже морально устарело и сильно изношено, что приводит к его постоянным поломкам и выходу из строя.

В этом материале поговорим именно об оборудовании. Самый же яркий и показательный пример здесь — история с линейными ускорителями для лучевой терапии пациентов, о которой не раз писала региональная пресса.

Линейный ускоритель. Фото: rsel.gatech.edu

А больные подождут

В Вологодской области линейные ускорители есть только в региональных онкодиспансере и клинической больнице № 2. Оба уже устарели — как морально, так и физически. В больнице № 2 ускоритель сломался еще в 2016 году. Отремонтировали его лишь в 2018 году — за 6,5 млн рублей из областного бюджета. Поскольку же в Череповце это был единственный такой аппарат, то пациентов в течение двух лет отправляли на лечение в областной онкодиспансер в Вологду. В итоге нагрузка на местные лучевые комплексы возросла в разы. Это, в свою очередь, привело к учащению поломок, увеличению трат на ремонт (около 3 млн рублей ежегодно), вынужденным простоям и, само собой, несвоевременному лечению больных.

Нельзя сказать, что властям было наплевать на эту ситуацию. Напротив, в 2018 году область нашла возможность выделить из бюджета средства на покупку в онкодиспансер нового ускорителя. Сумма была значительная — 240 млн рублей. Однако то, что произошло дальше (и происходит до сих пор!), разумному объяснению поддается с трудом.

В 2018 году закупка, которую ждали сотни больных раком вологжан, так и не состоялась. Антимонопольная служба отменила ее из-за нарушения конкурсных процедур. Дело в том, что производят ускорители лишь две фирмы — в Великобритании и США. Руководство онкодиспансера же по какой-то причине установило критерии отбора, соответствующие лишь американскому производителю.

Через несколько месяцев онкодиспансер вновь объявил конкурс на покупку аппарата. И вновь процедура была отменена. На сей раз УФАС обратил внимание на формулировки. Как установили антимонопольщики, заказчик не прописал в закупочных документах обязательное условие по монтажу и вводу оборудования в эксплуатацию, а также обучению работе на нем. Ведь линейный ускоритель — это не просто аппарат, а целый комплекс, который включает в себя правильно подготовленное помещение и обученных специалистов. И только когда соблюдены все условия от монтажа до запуска, производитель может дать на ускоритель гарантию. А нести ее за такие деньги он просто обязан.

Попутно вспыхнул еще один скандал. На этот раз внимание на закупку обратил ОНФ. По мнению членов регионального штаба Фронта, онкодиспансер завысил цену на линейный ускоритель как минимум на 30-40 миллионов рублей. В пример «фронтовики» привели аналогичные закупки в других регионах в 2016-2017 годах, которые обошлись в среднем в 193 млн рублей. Главврач онкодиспансера Сергей Аносенко все намеки на возможную коррупцию, разумеется, отмел.

Пока же шли все разбирательства, год закончился и выделенные средства остались не освоенными. Деньги перенесли на следующий год.

Ни гроша, да вдруг алтын

Новый год начался неплохо — область получила в Минздраве федеральное финансирование на еще один ускоритель. В итоге на средства из Москвы было решено приобрести ускоритель для онкодиспансера, а областные деньги потратить на покупку аналогичного комплекса для больницы № 2. Обе закупки департамент здравоохранения на этот раз взял под свой контроль и, после череды публичных обсуждений с участием ОНФ, конкурсы были, наконец, объявлены.

Без проблем, впрочем, вновь не обошлось, на этот раз из-за поставщиков-конкурентов, которые едва не сорвали торги своими жалобами. Тем не менее, конкурсы удалось завершить, и оба медучреждения наконец-то купили одинаковые современные линейные ускорители (194 и 199 млн рублей соответственно). Вот только пациенты, судя по всему, все равно увидят их не раньше следующего года.

Дело в том, что на поставку, монтаж, обучение специалистов и ввод ускорителей в эксплуатацию требуется около 6 месяцев. К тому же для правильной работы этого сложнейшего оборудования нужно подготовить помещение в соответствии с условиями производителя. Учитывая же, что контракт на поставку ускорителей был заключен лишь в июле, задача успеть с вводом их в строй до конца года изначально представлялась крайне сложной.

В Череповце это, видимо, осознали и приложили все усилия для того, чтобы начать работу на ускорителе как можно раньше — получили от производителя техусловия, провели экспертизу и объявили аукцион на ремонт помещения. К сожалению, попутно еще пришлось восстанавливать потерянный давным-давно где-то в мэрии техплан радиологического отделения больницы, поэтому до января следующего года запустить ускоритель там вряд ли удастся. Выделенные средства, таким образом, освоить и в этом году снова не получится, но это не так страшно — в конце концов, деньги там свои, областные.

И совсем другие последствия могут наступить в результате действий руководства онкодиспансера.

И так сойдет

Дело не в том, что помещение под ускоритель в Вологде до сих пор не готово, хотя на дворе уже середина ноября — не готово оно и в Череповце. Дело в том, что к решению одной из самых важных задач года в онкодиспансере, судя по всему, изначально отнеслись равнодушно и спустя рукава.

Так, учреждение изначально махнуло рукой на подготовку помещения под ускоритель. Свое бездействие руководители оправдывали тем, что, дескать, на конкурс по ремонту в этом году все равно никто не заявится, потому и смысла что-то делать нет. Диспансер даже экспертизу проектно-сметной документации не удосужился сделать, не говоря уж о самом аукционе.

Главврач онкодиспансера Сергей Аносенко. Фото: auditoriya.vogu35.ru

В итоге, чтобы расшевелить чиновников, понадобился хороший пинок от правительства, куда нажаловались члены того же ОНФ.

«Мы сочли такую ситуацию недопустимой. Речь идет о затягивании сроков установки жизненно важного медицинского оборудования, которого ждут сотни пациентов. Средства из бюджета на своевременную высокотехнологичную помощь выделили, но их не могут вовремя освоить», — говорила тогда член регионального штаба ОНФ Алла Климова.

После взбучки диспансер провел экспертизу за один(!) день, а вскоре объявил и конкурс на ремонт. Департамент здравоохранения же получил задание провести переговоры с поставщиком оборудования об оптимизации монтажных работ.

На конкурс — вопреки тоскливым ожиданиям руководства онкодиспансера — вышли два подрядчика. Причем в ходе торгов итоговая цена контракта снизилась до 6,9 млн рублей вместо начальной 9,1 млн. Сам же контракт был заключен 6 ноября.

Оставшегося до 2019 года времени с 99,99% вероятностью не хватит, чтобы ввести линейный ускоритель в строй. Ведь только на ремонт отведено 55 дней, то есть, к новому году онкодиспансер успеет в лучшем случае только подготовить помещение. А затем еще нужно смонтировать оборудование, протестировать его, обучить персонал, ввести ускоритель в эксплуатацию. Все это можно будет сделать лишь в 2020 году.

Таким образом регион уже неминуемо срывает сроки освоения федеральных 200 млн рублей, которые придется вернуть в Москву. Вдобавок появился неиллюзорный риск получить штрафные санкции в том же объеме. И губернатору придется краснеть и потеть в министерстве здравоохранения, пытаясь доказать необходимость продления сроков исполнения обязательств.

Ладно, предположим, что губернатору в Москве потеть не привыкать. Однако как быть с вопиюще халатным составлением проектной документации на ремонт? В контрактной ведомости указано, что подрядчик должен срезать старый бетон на толщину 100 мм, а затем поверху старого залить новый слой. Между тем у производителя ускорителей требования к помещению гораздо жестче. В частности, согласно им, старый пол нужно демонтировать полностью, а только затем заливать новый — и чтобы толщиной не менее 400 мм! «Слоеный пирог» же, который заказал онкодиспансер, может попросту деформироваться и раскрошиться под весом 17-тонного ускорителя. В итоге сложное устройство рискует накрениться и выйти из строя. Ремонтировать же его придется за свой счет, поскольку область лишится гарантии от производителя из-за нарушения условий по подготовке помещения. И какими тратами это грозит бюджету в будущем можно только представить…

***

В сумме итог всей этой истории таков. Больные раком вологжане ждут помощи уже два года. Помощи, которая никак не дойдет до них из-за каких-то совершенно нелепых рядом со смертельной болезнью причин. Где-то в недрах медучреждений наверняка есть статистика, из которой видно сколько онкобольных за это время получили следующую стадию рака.

И поэтому действия медицинских руководителей в данной конкретной истории — это пример не только грубой халатности.

Еще это пример чудовищно наплевательского отношения.

К своим обязанностям.

К своему работодателю.

А самое главное — к своим пациентам.

Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Дзен
Яндекс.Метрика